Костя Суд «Говорить со зрителем камерой»

Я решила разбавить компанию более молодыми и не менее интересными людьми. Один из них Константин Суд. Студент, фотограф, digital-маркетолог, будущий кинорежиссер, веб-разработчик. Мой сайт, кстати, его рук дело. И фотографии на нем, тоже. Совершенно необыкновенные фотографии. Ему удалось увидеть и показать меня совершенно другой.

Удивляет и восхищает его определенность и осознанность в юные годы. Я-то уже перешла в ту возрастную категорию, когда начинаешь частенько произносить фразы типа: «Я-то в его годы уже на заводе работала» или «Молодежь нынче пошла, не то что в наше время». Познакомившись с Костей, язык-то пришлось прикусить.

 

— Когда подруга передавала мне твои контакты, она сказала: «Ой, эта молодежь такая уникальная. Они такие все ответственные. Я когда-нибудь про него напишу». Я ее опередила. Ты какого года рождения?

Костя: 1996 года, мне сейчас 21 год.

— О, ты совершеннолетний!

Костя: Да, в Штатах меня теперь пускают в бары.

— Ты принадлежишь как раз к тому поколению детей, которых принято называть Индиго. Вы ведь действительно как с другой планеты. Я смотрю на тебя и понимаю, что так и есть.

Костя: Наверное, я не знаю. Когда я родился, моему отцу было уже 50 лет, маме —  35. Ещё у меня есть старшая сестра, она с 16 лет жила в общаге, сама зарабатывала на учебу и себя обеспечивала. Она была для меня примером.

— В специфику своей работы мне приходилось время от времени подбирать на определенные вакансии студентов последних курсов. Соглашусь с тобой, что большинство в этом возрасте еще понятия не имеют, чего они хотят. Куда идти, что делать. Они на распутье и только начинают что-то пробовать. У них нет никаких планов. А те, у кого есть какие-то планы, они звучать немного смешно. Они витают в облаках. У тебя же, в свои 21, полный набор разнообразной деятельности: фотография, создание и поддержка сайтов, ты работаешь в PONOMINALU.RU, — и это только то, что я знаю.

Костя: Изначально родители хотели, чтобы я занимался музыкой. Отец отдал меня на скрипку, а если ты играешь на скрипке, значит должен и на фортепьяно. 7 лет я отходил в музыкальную школу, закончил ее и положил диплом на полку. С тех пор я ни разу не играл.

— Ты из-под палки ходил в музыкальную школу?

Костя: Есть такое слово «надо». Но на самом деле благодаря этому у меня есть слух и музыкальный вкус. Параллельно все эти 7 лет я ходил на большой теннис, занимался испанским и английским с репетиторами с четырех лет, окончил школу с углубленным изучением испанского языка. Так что за свое детство я успел научится играть на скрипке и фортепьяно, играть в теннис, выучил испанский до уровня сертификата посольства Испании, английский. На первом курсе я даже подрабатывал репетитором испанского языка.

— Хорошо. Расскажи чуть больше о своей непосредственной специальности.

Костя: Сейчас до этого дойдем. В 10 классе я случайно попал в театральный кружок: акробатика, актёрское искусство, сценическое движение, танцы. Там потрясающий режиссер, с которым я до сих пор общаюсь. Там я понял, что мне нравится сцена и кино. Я подумал, что можно попробовать снимать. Сейчас ведь не нужна дорогая аппаратура, чтобы снимать. Взял телефон, снял, смонтировал. Но когда я выпускался из школы, волею судеб, я поступил на другую специальность.

— По диплому какая специальность у тебя будет?

Костя: Digital-маркетолог. Это как раз то, чем я занимаюсь на работе. На третьем курсе я устроился стажером в билетное агентство.  Позже коллеги предложили мне заниматься отдельным проектом. У нас открылось онлайн-издание, которое пишет про музыку, концерты и фестивали. Основная моя деятельность – следить за состоянием сайта, предлагать технические доработки, а также договариваться с артистами об интервью, фоторепортажах с концертов и снимать их. Это и есть моя специальность.

— Это то, чем ты хочешь заниматься?

Костя: Это интересно. Это то, чему я готов посвящать свое время. Но при этом все 4 года, что я учился и работал, я не забрасывал свое увлечение кино. Я купил себе фотоаппарат и начал снимать. Спустя какое-то время начал брать деньги. Часто меня зовут фотографировать свадьбы, мероприятия. Сам же я предпочитаю портреты, потому что они больше других передают эмоции и настроение. Чем крупнее снято, тем интереснее смотреть.

— А концерты ты любишь снимать? Тем более, что основная работа у тебя связана с ними и есть возможность получить аккредитацию.

Костя: Да, это как раз третий мой любимый жанр. К сожалению, хороших концертов мало.

— Тебе нравится какой-то определенный жанр?

Костя: Мне нравятся определенные артисты. Получить аккредитацию на их концерты не проблема, проблема – их дождаться. Тимберлейк, например, раз в 10 лет приезжает.

— А что дальше? Что из всего перечисленного твое?

Костя: Пожалуй, всё же кино.

— Это как раз то, где я тебя еще не видела и с этой стороны не знаю.

Костя: Скажем так: все, что я делаю на данный момент, делается для того, чтобы в будущем позволить себе независимо снимать кино.

— Ты хочешь быть режиссером?

Костя: Да. Сначала я думал о спецэффектах, потом об операторской работе. Сейчас я понимаю, что не хочу только держать камеру, а хочу полностью управлять процессом. Но это самое сложное, и никакое образование ВГИКа не поможет. И вряд ли оно нужно. Все, с кем я общался, включая своего преподавателя и выпускников ВГИКа, зарубежных и местных блогеров, специалистов в этой области, — все говорят, что единственное, зачем сейчас идут за кинообразованием, — это связи. Я не считаю, что ради связей стоит тратить 5 лет и уйму денег на второе образование. К слову, последние несколько лет я довольно успешно снимаю видео на заказ.

— Но это все-таки не то, о чем ты мечтаешь, это не кинематограф.

Костя: Да. По статистике во всем мире режиссеры снимают свой первый фильм не раньше 26 лет. Как минимум, потому, что надо набраться опыта. Во-вторых, найти деньги, людей и т.п. Но самое главное – нужно, чтобы было что-то, что ты хочешь донести до зрителя. В 21 год ты еще не понимаешь, что ты хочешь сказать миру.

— Если у тебя сформировалось понимание, чем именно ты хочешь заниматься, значит есть ответ на вопрос, почему ты хочешь этим заниматься?

Костя: Мне хочется вызвать эмоции у зрителя. Когда ты видишь, что человек от твоей короткометражки смеется, рыдает или застыл от отвращения.

— Есть тот, на кого ты равняешься? Берешь пример?

Костя: Мне нравится советский кинематограф с типичными «Москва слезам не верит», «Кавказская пленница». Из зарубежных я обожаю Тарантино, Роберта Родригеса, Эдгара Райт. Эдгар Райт вообще гуру. Он берет совершенно избитый жанр комедии и превращает его в нечто: убирает полностью диалоги, вставляет огромное количество действий, одновременно абсурдных и прикольных. Почти английский юмор. И все это приправлено потрясающей операторской работой, что хочется пересматривать снова и снова. Он говорит со зрителем камерой, а не диалогами. В России же очень тяжело быть независимым кинематографистом. У меня отец всю жизнь работал в кинематографе. Ему 70 лет, и он до сих пор там. Начал с осветителя, закончил продюсером.

— Ну а дальше очевидное развитие событий, как я понимаю: сняв первый фильм появятся люди, которых он и ты, как режиссер, заинтересуют и появятся новые инвесторы, новые возможности и следующие фильмы.

Костя: Да, все именно так. У братьев Вачовски, режиссеров фильма «Матрица», этот фильм был первым сценарием. Они пришли на студию с улицы. И студия дала им отснять фильм с каким-то небольшим сценарием, чтобы понять, способны ли они снимать большое кино. После успешного выхода в прокат студия заключила контракт с ними на «Матрицу».

— Костя, через сколько лет встретимся, чтобы посмотреть твой первый фильм?

Костя: Давай через пять лет. На самом деле я планировал снять короткометражку перед отъездом в магистратуру, чтобы посмотреть, чему я научился за эти годы. Отпишусь, что получилось.

 

Сайт Кости с его фото работами: http://kostyasud.ru

 

 

 

 

Нет комментариев

Оставьте комментарий