Лиза Головина
«Все лишнее детям!»

Бывают такие встречи в жизни: пересекся пару раз, потом десятилетия на расстоянии смотришь за движением человека по линии жизни, зная, что так надо. Он не просто так встретился ─ следи, не отрывая глаз, потом поймешь, зачем. Потом. Так, я только с рождением моего сына поняла, почему я не упускаю из поля зрения Лизу. Помню, на один из тренингов она пришла с новорожденным ребенком и регулярно делала перерывы, чтобы его покормить. Тогда меня, молодую карьеристку, это немного коробило и удивляло. Сейчас ─ нет. Спасибо, Лиза, за преподанные уроки и примеры. Порой мы, сами того не сознавая, вносим лепту в жизнь других людей своими поступками. И не бывает случайных встреч, так же, как и ненужных уроков.

— Лиза, сто лет не виделись. Ты приходила к нам в банк в начале 2000-х, вела тренинги по подбору персонала, целеполаганию и управлению сотрудниками. До сих пор помню твою интерпретацию SMART на русский манер – ЯИЦА-С J С тех пор много чего изменилось. Вижу, что акцент с корпоративных тренингов сместился на личностные. Наполнение и смысл изменились. Появился проект Life Energy. Детей прибавилось, и место проживания поменялось.

Лиза: Да, многое изменилось. Мы познакомились с моим мужем Сэмом в 2004 году. Я вела корпоративные тренинги, он занимался массажем, медитацией, йогой. Вещи абсолютно разные, но мы уже тогда чувствовали, что это части одного целого, и думали над тем, как это системно объединить. Тогда мой бывший босс, удивительный человек и HR-профессионал Дейл Лихар, привёз для меня из США еще не переведённую на русский язык книгу «The Power of Full Engagement» со словами: «Вот, чем вы занимаетесь!». Я прочитала её и пересказала Сэму. И это был инсайт: всё, что нам было надо, мы увидели в системе обучения авторов Джима Лоэра и Тони Шварца. В русском издании книга называется «Жизнь на полной мощности». Мы связались с Джимом и Тони, написали о себе, предложили представлять их в России, распространять концепцию управления энергией здесь. И получили ответ, что у них нет сил заниматься Россией, и вообще, мы вам не нужны, ребята, занимайтесь, чем занимаетесь, у вас всё хорошо. Оно и правда: у Сэма за плечами сибирский интернат, самоисцеление, предпринимательство в эпоху перестройки, 10 лет путешествий по миру с Ошо, 10 лет целительства через медитацию, массаж, телесные практики. А у меня –работа с людьми с 14 лет и школа PwC J. Так мы с Сэмом собрали свои знания и опыт, соотнесли с прекрасной американской структурой: видение –> барьеры –> позитивные привычки ─ и в итоге получился проект Life Energy. Он про управление энергией, про обогащающее общение, про естественное родительство, про здоровье без докторов, про простую жизнь, про счастье быть. В общем, про всё то, чем мы живём и что несём в мир.

В свое время мы перебрались из города в деревню. А сейчас решили некоторое время пожить в Индии. Из простой деревенской жизни, доброго общения, чистоты во всём Индия – для нас естественный следующий шаг. В Индии наш образ жизни – норма. А дома мы пока еще выглядим странновато. И потом климат, солнце, тепло, свежие фрукты, океан ─ всё это тоже, конечно, повлияло на выбор места проживания.

— Мне казалось, что в Москве достаточно много и сыроедов, и вегетарианцев, и последователей Ошо. Темы медитации и осознанности очень популярны сейчас.

Лиза: Ну, видимо, мы в разных кругах вращаемся J Знаешь, мы не относим себя к какой-то определенной группе. Я не могу сказать, что мы ─ веганы или йоги. Хотя мясо мы действительно не едим и йогой занимаемся. Мне вообще-то претит сама мысль о разделении людей на группы, потому что это подразумевает некое противостояние. Веганы против мясоедов, например. Мы всех принимаем и всех понимаем. Ты смотрела фильм братьев Коэнов «Большой Лебовски»? Это один из моих любимых фильмов. На первый взгляд, фильм напоминает пародию на детектив. Но если внимательно его посмотреть, то увидишь, что братья в этом фильме высмеивают вообще какую-либо идеологию разделения: бедный – богатый, реппер – хиппи, веган – мясоед.

Каждый человек уникален. У каждого своя миссия, свой смысл, свои уроки в этой жизни. По нашему мнению, человек – это совершенное проявление божественного разума. Необходимо осознать свой смысл, свою миссию и сделать её центром, основой своей жизни. И на эту основу нанизывать всё остальное, как у человека на позвоночник нанизаны рёбра, а у дерева на ствол – ветки.

— И как вы себя называете?

Лиза: Люди.

— Потрясающий ответ J Обычно отвечают: мама, папа, врач, директор. Большинство из нас обусловлены определенными ролями в этой жизни. Редко, кто говорит: я ─ человек.

Лиза: Человек по сути своей – божественное существо, приходящее в этот мир для получения земного опыта. Мы же часто путаем наши роли с нашим истинным «Я». Для меня, человека, который хочет жить на Земле, все живые существа едины. В романах Владимира Арсеньева есть документальные рассказы, где главный герой ─ Дерсу Узала, охотник, местный житель Уссурийского края, участник экспедиций Арсеньева. Он всё живое называл «люди». Они крепко подружились: гольд и российский офицер. В одном из рассказов Арсеньев кричит: «Люди!». Дерсу спрашивает: «Какие?». «Кабаны!» – отвечает офицер.

Когда сидишь на море, видно, что люди, как муравьи. А огромные муравьи, которые приходят к нам в дом по вечерам – по одному – ну совершенно люди. Прихожу в ресторан: индусы, русские, китайцы ─ просто люди, для меня нет отличий. Чем и хороша эта страна, здесь нет разделений, здесь всё живое – люди.

— Пару раз я была в Индии. И один раз, будучи на ГОА, мы решили прокатиться в другие штаты. И для меня очень потрясло то, насколько культура поведения меняется от штата к штату. ГОА все-таки долгое время был португальской колонией, и это оказало огромное влияние на архитектуру, культуру, менталитет. Но чем дальше в лес, как говорится, тем больше дров. Никаких правил дорожного движения, нет светофоров, все летят друг на друга, гудят, орут, коровы, свиньи на дороге, нищие бросаются под колеса. В одном из штатов всем женщинам положено носить хиджаб, поэтому я постоянно ловила на себе неодобрительные взгляды мужчин, было страшно выходить из машины. Во время ночных переездов фарами нашей машины периодически освещались голые задницы: до сих пор в некоторых штатах нет клозетов, а на автобусных остановках в форме комиксов объясняется, как пользоваться унитазом.

Лиза: Инга, человек совершенно подобен Богу. Он формирует свой собственный мир везде, куда ступает. Например, вы думаете, что вы включили утюг, а на самом деле ─ забыли. Тем не менее, дотронувшись до него, вы все равно отдернете палец, потому что вам покажется горячо. То есть даже если информация из мира противоречит нашему представлению, то меняется не представление, а искажается информация! Наше представление о мире превалирует над реальностью. Мои знакомые, например, остановились на ГОА в шикарном 5-звездочном отеле. Их тут обманули, там обворовали, вокруг горы мусора. Однажды к ним подошел менеджер отеля с вопросом, всем ли они остались довольны. Они рассказали, что официант каждый раз включает им в счет лишнюю бутылку вина. Менеджер сказал, что он обязательно разберется, а они в ответ: «Не надо, всё нормально». Они изначально решили, что ничего хорошего здесь им не светит. А что «заказали», то и получили.

Мы буквально сами создаем мир. Из 100% действительности мы воспринимаем лишь 3%. Эти 3% ─ отражение наших представлений о мире. Так что, Инга, это всё не про Индию, это про нас.

— Я понимаю, Лиза, но как бы я хорошо ни думала об Индии, переставать соблюдать элементарные правила безопасности и гигиены не стоит. Мыть фрукты, овощи, руки перед едой, не пить воду из-под крана, не ходить босиком, а то укусят, ужалят или насрут сверху с пальмы, прошу прощения за прямоту.

Лиза: Инга, ну конечно, не думай о нас как об ошалевших хиппи. Мы очень дисциплинированная семья, у нас всё по правилам. Первые две недели все фрукты и овощи мы моем с марганцовкой. А потом просто с мылом J Я стараюсь осознавать, где нахожусь, и соблюдать соответствующие меры безопасности. Мы не бродим по ночам по незнакомым тропам, не ходим босиком, не сидим голой задницей на земле. Благодаря этой осознанности, мы здоровые, нас кто попало не кусает. Что касается грязи, то, безусловно, Дели и большие города в Индии – это кошмар. Мы же живем в деревне. ГОА – довольно чистый штат, а люди, у которых мы снимаем дом, ─ вообще образец безупречной чистоты. Мы ни разу не болели здесь никакими кишечнымы заболеваниями.

— А это не напрягает ─ постоянно быть начеку, отслеживать, где идешь, что сверху, что под ногами?

Лиза: Между осознанностью и напряжением нельзя поставить знак равенства. Осознанность скорее равно расслабленность, ясность. Когда ты в расслабленном состоянии, осознаешь, как дышишь, как и куда идешь, что думаешь, о чем говоришь. В Москве мы постоянно бежим, торопимся, вообще не чувствуя себя, пропуская настоящий момент, и это как раз и приводит к перенапряжению.

— Лиза, в марте вы с Сэмом приглашаете всех к себе на семинар «Будь здоров без докторов». Расскажи про тему здоровья в вашей семье?

Лиза: У нас трое детей: 6, 9 и 11 лет. Тася, Ума и Стас. Так вот, Стас видел доктора один раз в своей жизни, когда мы жили у мамы, во время подготовки нашего загородного дома к заезду. Стас заболел бронхитом. И моя мама, которая привыкла принимать таблетки при первых же симптомах, вызвала врача. Обычная мама J. Послушав Стаса, врач выписала антибиотики. Я сказала, что мы не принимаем лекарств. Тогда доктор подняла бровь и многозначительно спросила: «А есть у кого-нибудь в семье проблемы с лёгкими?».

— У меня астма! – с готовностью ответила мама.

Доктор перевела на меня тяжёлый взгляд, говорящий: «Вы понимаете, к чему может привести ваше легкомыслие?».

В общем, и врач, и мама сочли меня тогда ненормальной. Ну, что я могу сказать, мама есть мама. Как может, так и любит.

Я же задумалась, о чем говорит бронхит: о страхе ребенка, что в семье есть разлад. Я спросила Стаса, боится ли он, что мы поссорились и не будем жить вместе? Дело в том, что Сэм тогда как раз жил в доме и доводил его до ума: канализация, отопление, утепление. И Стас признался, что он, действительно, именно этого и боится. Я уверила его, что наше раздельное проживание – это временно, и мы обязательно все будем вместе. Бронхит ушел без всяких таблеток. А Стас получил дополнительный заряд иммунитета.

Мы используем болезнь как сигнал. Мы сразу меняем образ жизни, меню, чистим тело и мысли. Конечно, в сложных случаях прибегаем к внешней помощи: печь, мёд, иван-чай, бальзам «звёздочка», имбирь.

С душевными проблемами, которые зачастую являются причиной физических заболеваний, мы поступаем так же. Чистимся. Карл Роджерс говорит, что человек способен исцелить себя сам. Можно помочь своему близкому, если просто быть рядом, понимать и сопереживать. Позволить ему прожить свой опыт.

Так что программа «Будь здоров без докторов» основана на собственном опыте. Мы сами вылечили себя от ряда серьезных болезней без участия медицины. В программе ─ физические упражнения, медитации, конкретные рекомендации, что делать, если заболели. Например, первый вопрос Сэма при болезни ─ «Что ела вчера?» J

— Лиза, в Москве еще в ноябре – декабре началась эпидемия гриппа. Кажется, переболели все. У меня в семье никого эта зараза не миновала. Вряд ли наши гастрономические пристрастия в данном случае причастны к эпидемии?

Лиза: Грипп – это сигнал, что тело измучено. Надо отдохнуть, ничего не делать, просто развалиться и лежать столько, сколько нужно телу. Ну и, конечно, желательно при этом исключить яды: тяжелую пищу, тяжелые мысли, плохие новости, отравляющие отношения. Человек – это самозаряжающаяся и самоисцеляющаяся система. Ему надо только немного помочь: лежать, наплевать на все обязанности, пить иван-чай, есть мед. А для москвичей вопрос вакуума и отдыха стоит очень остро, неудивительно, что грипп охватил такое количество людей. Мы всего полтора месяца назад уехали в Индию, но до сих пор я ощущаю последствия дикого московского ритма, нечеловеческого, несвойственного нашему организму.

— Мои родные довольно легко и быстро восстановились, а меня засосало надолго. Уже второй месяц до конца не могу вылечиться. Но, Лиза, как я могу развалиться и ничего не делать, когда ребенок требует постоянного внимания и моего участия?! Я даже по выходным не могу выспаться, он просыпается рано и будит меня. Я прошу его поиграть без меня, съесть что-нибудь вкусное, что лежит в кухне на столе, просто умоляю дать мне еще чуть-чуть времени, потому что выходной, я устала и хочу спать. Бес-по-лез-но! Вечерами та же проблема. По большей части у меня хватает сил, времени и энергии на сына, но бывают дни, когда хочется лечь трупиком и чтобы не кантовали.

Лиза: Да что ж такое! Пусть съест яблоко! Тем более надо периодически ничего не делать. Не можете вылечиться до конца, потому что дали телу недостаточно отдохнуть и побездельничать. Продолжительная болезнь говорит о том, что мы не любим себя, не даём себе передышку.

И не надо создавать у ребенка ложное преставление о вас.. Вы не всесильны, вы тоже можете болеть, расстраиваться, уставать, обижаться, злиться. Детям вредно думать, что мама – сверхчеловек, и всегда и полностью в его распоряжении.

На заднем фоне раздается голос Таси: «Мама, что мне делать? У нас нет яблока!» Лиза: «Помидор есть? Самосы есть?»

Лиза: Простите, Инга. Мама – это не единственная роль в вашей жизни и даже не первая. Ребенка надо научить самому о себе заботиться. Тогда вы сможете его отпустить от себя без опаски, что он во что-то вляпается. И он не будет жить всегда в ожидании, что ему все принесут на блюдечке и все за него сделают.

— Роль мамы – важная, но не на первом месте. А кто или что на первом месте?

Лиза: Вы сами. Кто еще будет вас любить так трепетно, как вам надо? Только вы. А мир уже отразит вам ваше отношение к себе. Есть такой закон: чем лучше вы относитесь к себе, тем лучше к вам относится мир. На втором месте – роль жены. И только на третьем – мамы. Мне Тася однажды сказала: «Хорошо, что ты иногда ругаешься, потому что тогда я особенно ценю те моменты, когда ты добрая».

У нас есть детская книга со стихами на английском языке .В начале книги есть две молитвы. Первая: «Спасибо, мамочка и папочка, за любовь, которую вы даете нам». И вторая: «Спасибо, Бог, за мир, птичек, еду и за то малое, что нам дал». Дети, которым потакают со страшной силой, не умеют ценить то малое, что им дано. У нас в семье есть лозунг: «Все лишнее детям!». И они учатся ценить жизнь. Хозяева, у которых мы снимаем дом в Гоа, любят отвечать на вопрос «Как дела?» так: «Я счастлив». Все живы, здоровы – я счастлив. Дождя нет ─ я счастлив. У меня есть средний доход – я счастлив.

— Спасибо, Лиза, надо обязательно взять на вооружение. Это и есть естественное родительство?

Лиза: По большей части, да. Но здесь еще важна тема ненасильственного общения. Когда мы вынуждаем человека сделать что-то, что надо нам, используем скрытую манипуляцию ─ это насильственное общение. Давление, унижение, оскорбления, переносы, проекции – все это тоже насильственное общение. Я даю уроки английского одной женщине, которая очень болезненно реагирует на высмеивание, боится конфронтации. На уроке присутствуют и дети. И однажды Стас засмеялся над ошибкой Умы. Женщина возмутилась и раздраженно спросила Стаса: «Зачем ты это делаешь!?». Стас не обратил внимания на ее возмущение. Оба ребенка еще посмеялись на эту тему и разошлись. Я спросила, что именно ее так напугало? Она пыталась объяснить мне, что смеяться над ошибками других ─ недопустимо. Я попыталась тогда ей объяснить, что это не так, но все оказалось безуспешно. Я выросла, и мои дети растут с уверенностью, что если ты заставил кого-то смеяться ─ это круто, ты веселишь людей.

Я вообще замечаю, что в русском стиле общения довольно много насилия. Мы не выражаем свои мысли, эмоции, а чаще говорим за других, потому что боимся жёсткой реакции на свою открытость.

— Ой, Лиза, это извечная тема. Нам проще и короче сказать: «Ты че, дурак?». Чем выстраивать сложную фразу: «Простите, я сейчас почувствовал, что…». Причем обе стороны привыкли к такому общению: и тот, кто насилует, и тот, кто выступает жертвой.

Лиза: Есть такой анекдот. Встречаются русский, француз и англичанин. Спорят, чей язык сложнее. Англичанин: «У нас произношение сложное. Например, мы говорим «Инаф», а пишем «Enough». Француз: «У нас всё ещё сложнее. Говорим «Бордо», а пишем «Bordeaux». Русский: «Да это ещё что! Мы говорим: «Чё?», а пишем: «Повторите, пожалуйста». Конечно, «Ты чё, дура?» сказать быстрее, но результата ─ ноль.

— Лиза, а как надо? Дай пару примеров и правил ненасильственного общения.

Лиза: Надо фокусироваться на фактах, а не на суждениях. Стараться выразить эмоцию, которую вызвал факт. Так, например, если бы моя ученица сказала: «Стас, я испугалась, что твой смех может обидеть Уму», было бы совсем другое дело! Было бы понятнее!

— Лиза, ваши дети не ходят ни в детский сад, ни в школу…

Лиза: Не ходят. Они на домашнем обучении. Это, конечно, большая работа. Недавно я объясняла Уме почему птиЦа садиТСя. Она смотрела на меня овечьим взглядом, не понимая, почему звучит одинаково, но тут Ц, а тут ТС. Объясняла до тех пор, пока не вскипела и не закричала: «Ты что, дура, ты издеваешься надо мной?». Но после такого мы, конечно, все проговариваем. Я извиняюсь. Конечно, я не считаю Уму дурой. У меня не хватило сил и ума объяснить понятнее и доступнее. Поэтому я разозлилась и не сдержалась. Потом я слушаю, каково ей было и как она меня в этот момент боялась или ненавидела. Тоже бывает.

— Лиза, тебе есть, что сказать читателям? Может какое-то послание в массы?

Лиза: Инга, если кто-то дочитал это интервью до конца, этому человеку уже ничего не надо. Ему нужно отдохнуть и переварить полученное…

 

Страница Life Energy в Facebook

https://www.facebook.com/PositiveLifeEnergy/?fref=ts

 

1Comment
  • Jacie
    Опубликовано в 18:29h, 07 мая Ответить

    You get a lot of respect from me for writing these helpful aretlcis.

Оставьте комментарий