И да прибудут с вами в наступившем году стремление к своей цели, пытливость ума, безусловная любовь, принятие, единение и вера в себя.

12 КНИГ УШЕДШЕГО 2016 ГОДА

Для тех, кто остался дома на новогодние каникулы, — 12 книг ушедшего года, оставившие неизгладимое впечатление. Самое оно, чтобы коротать долгие зимние вечера, укутавшись в плед с горячим имбирным чаем.

1. «Люди, которые всегда со мной» армянской писательницы Наринэ Абгарян.
«Нани Тамар говорила – любовь – это все. Это то, ради чего стоит жить. Ты маленькая, ты еще ничего не знаешь. Потом меня поймешь. А сейчас просто запомни – любовь – это то, ради чего стоит жить».
Часть романа написана от лица маленькой девочки и рассказывает очень трогательно и проникновенно, как только ребенок может рассказать, о любимых людях, вещах, земле. Есть моменты резкие, неприятные, с горьким послевкусием. Но эта вещь не про политику, резню, несправедливость и бессмысленное кровопролитие, — этого там достаточно. Тем не менее, это про любовь. А что еще нам надо в новом году.

Наринэ Абгарян

2. «Словарь имен собственных» Амели Нотомб.

Кто знаком с творчеством Нотомб, тому не надо больше ничего говорить. «Словарь» ничем не отличается от остальных ее книг: такой же необычный, завораживающий, ошарашивающий, абсурдистский. Про совершенство несовершенства или, наоборот. Это уже каждый сам пусть для себя решит после прочтения.

Амели Нотомб

3. «Женщина, которая легла в кровать на год» Сью Таунсенд.
Не скажу, что после прочтения книги мне захотелось ознакомиться со всеми произведениями автора, но книга прочно заняла свое место на полке «любимые» за легкость повествования и попадание в мое затянувшееся послеродовое настроение.
Про женщину, которая, наконец-то, исполнив свой материнский долг, вырастив и отправив детей в колледж, легла на годик отдохнуть со всеми вытекающими из этого решения последствиями, курьезами и даже немного философскими размышлениями.
«Мир был бы скучен, если бы все мы были одинаковыми и оправдывали ожидания».

Сью Таунсенд

4. «Играющая в Го» Шань Са.Роман получил Гонкуровскую премию в 2001 году.

Если бы я говорила об этой книге, а не писала, то голос мой дрожал бы от волнения, ибо нет для меня ничего более прекрасного, чем восточная литература. Мне кажется, ни один европейский автор не может вместить всю Вселенскую любовь и печаль в одном полуслове, в единственном полу взгляде. Даже сейчас, пишу эти строки, а представляю опадающую сакуру. Дрогнувшие ресницы. Сверкнувшее на острие лезвия солнце. Капля крови на снегу. Маньчжурия тридцатых годов XX века. Юная китаянка и японский самурай играют в го. В этой партии победы не будет. Любовь и смерть встречаются на последнем черно-белом пересечении.

Шань Са

5. «Пять четвертинок апельсина» Джоанн Харрис.
История начинается во время оккупации Франции германскими войсками и продолжается в наши дни. Никаких ужасов войны там не описывается. Зато тонко раскрываются типажи и стираются грани между плохо и хорошо, достойно и порочно. Ненароком задумываешься над шаблонностью нашего мышления.

Джоан Харрис

6. «Стоя под радугой» Фэнни Флэгг.
Еще одна писательница, ярой поклонницей которой я стала в этом году. Персонажи переходят со страниц одной книги на другую. В конце концов забываешь где заканчивается сюжет одной и начинается сюжет другой. Этот роман о послевоенной Америке 50-х годов прошлого века. О маленьком городке и его обитателях, таких разных и таких необычных. О том, что мир прекрасен в любую эпоху.

7. «Виноваты звезды» Джон Грин.
Предупреждаю! Особо чувствительным читать запрещено. Очень откровенно, с описанием деталей рассказывается о больных онкологией подростках. Их переживаниях, ощущениях, страстях и смертях. Тем не менее, у меня книга оставила спокойное, умиротворенное ощущение. Есть над чем задуматься и, конечно, погрустить. В этом мире должно быть место и для грусти. Светлой грусти.
А мои цитаты из нее собрали больше всего лайков в Bookmate.
По книге вышел фильм в 2014 году с одноименным названием.

Джон Грин

8. «Жаренные зеленые помидоры в кафе «Полустанок» Фэнни Флэгг.
Еще одна книга Фэнни Флэгг. Сначала я посмотрела фильм по этой книге. Давно уже смотрела. Но настолько он мне понравился, что, когда попалась книга, незамедлительно ее прочитала и не разочаровалась нисколечко. И то и то прекрасно.
Американская домохозяйка навещает вместе с мужем его мать в доме престарелых и знакомится там с чудаковатой дамой, которая развлекает ее историями из ее юности, прошедшей в годы великой депрессии. Именно эти истории и являются основным сюжетом романа и способствуют трансформации забитой домохозяйки в уверенную эмансипе. Добрая, искренняя история о дружбе, любви, верности.

 

Фанни Флэгг Помидоры

9. «Убить пересмешника» и «Пойди поставь сторожа» Харпер Ли.
Пишу о двух книгах, так как одна – продолжение другой.
Это классика с одной полки с «Великий Гэтсби» и «Сагой о Форсайтах». О детях и родителях, добре и зле, о черном и белом, о взрослении, становлении авторитетов и их потере. О том, что важно иметь внутренний авторитет, а родных любить безусловной, безграничной любовью.

«Почти все люди хорошие, Глазастик, когда их в конце концов поймешь».

 

Хапер Ли

10. «Катушка синих ниток» Энн Тайлер.
После прочтения этого романа с придыханием и особым трепетным чувством смотрю на шею своего маленького сына сзади. Кто сказал, что безусловная любовь может быть только к родным детям? Какой ребенок не хочет быть самым любимым из всей своры братьев и сестер? И кто знает, может действительно настоящая любовь посещает нас в момент смерти. Кто сказал, что будет просто? Нет, дружочек, ты купил билет на это кино, — сиди, смотри.

Энн Тайлер 2

11. «Два брата» Бен Элтон.
Вот где можно развернуться кинематографу. Вот он, — военно-политический детектив, ужасы, геноцид евреев в Берлине, любовный треугольник, шпионские тайны. Нет, любовный квадрат: два брата любят богатую красавицу, а в одного из братьев безответно влюблена бедная арийка. Все смешалось в доме Обломовых. Именно поэтому роман захватывает и держит до конца. Хотя иногда мне казалось, что с патриотизмом и любовным самопожертвованием автор немного переборщил. Может вы так не решите.

Два брата

12. «Зулейха открывает глаза» татарской писательницы Гузель Яхиной.
Самое любимое оставила напоследок.Роман очень глубоко запал в душу, настолько глубоко, что не в силах подобрать слова, способные кратко описать содержание романа. Улицкая нашла такие слова, я – нет.
Перескажу только легенду, которую главная героиня рассказывала своему сыну.

«Жила однажды в мире птица. Не простая – волшебная. Персы и узбеки называли ее Симург, казахи – Самурык, татары – Семруг. И жила та птица на вершине самой высокой горы. Настолько высокой, что ни пешие, ни конные путники не могли достичь ее вершины, сколько бы ни поднимались. Никому не было дано увидеть Семруга – ни зверю, ни птице, ни человеку. Знали только, что оперение его прекраснее, чем земные восходы и закаты, вместе взятые. Когда-то, пролетая над далекой страной Китай, уронил Семруг одно перо – и весь Китай оделся сиянием, а сами китайцы превратились в искусных живописцев. Семруг был не только блистательно красив, также и мудрость его была бескрайней, как океан.
Однажды все птицы земли слетелись на общий туй, чтобы вместе веселиться и радоваться жизни. Но праздника не получилось: попугаи стали ругаться с сороками, павлины ссориться с воронами, соловьи – с орлами. От этой великой ссоры поднялся в мире такой шум и гам, что с деревьев послетали все листья, а звери, испугавшись, попрятались в норы. Мудрый удод три дня махал крыльями, успокаивая разбушевавшихся птиц. Наконец они поутихли и дали ему слово.
«Не годится нам тратить время и силы в раздорах и распрях, — молвил он. – Надобно выбрать среди нас шаха, кто руководил бы нами и свои веским словом прекращал бы любые ссоры». Птицы согласились. Но вот вопрос: кого выбрать главным? Они вновь стали препираться и чуть было не подрались, но у умного удода уже было решение. «Полетим к Семругу, — предложил он, — и попросим его стать нашим шахом. Кому, как не ему, наипрекраснейшему и наимудрейшему на земле, быть нашим повелителем?». Слова эти так понравились птицам, что тотчас собрался большой отряд желающих отправиться в путь. Стая, огромная и черная, как туча, взмыла в небо и направилась к самой высокой в мире горе на поиски сиятельного Семруга. Птицы летели день и ночь, без перерывов на сон и еду, выбиваясь из последних сил, и наконец достигли подножия вожделенной горы. Здесь им предстояло отказаться от крыльев и пойти пешком – взойти на ту вершину можно было лишь путем страданий.

Сначала горная тропа привела их в Долину Исканий, где погибли те птицы, чье стремление достичь цели было недостаточно велико. Затем пересекли Долину Любви, где остались лежать бездыханными страдавшие от неразделенной любви. В Долине Познания полегли те, чей ум не был пытлив, а сердце не открыто новому. В коварной Долине Безразличия пало больше всего птиц – все, кто не смог уравнять в своем сердце горе и радость, любовь и ненависть, врагов и друзей, живых и мертвых. Оставшиеся попали в Долину Единения, где каждый ощутил себя – всем и все – каждым. Возрадовались усталые птицы, вкусив сладость единения. Но рано!
В сотрясаемой грозами Долине Смятений смешались день и ночь, быль и небыль. Все, что птицы с таким трудом познали за долгое путешествие, было сметено ураганом, и в душах их воцарились пустота и безнадежность. Проделанный путь явился им бесполезным, а прожитая жизнь – потерянной. Многие пали здесь, сраженные отчаянием. В живых осталось тридцать самых стойких. С опаленными перьями, истекающие кровью, смертельно усталые доползли они до последнего дола. А там, в Долине Отрешения, ждала их лишь бескрайняя водная гладь, а над нею – вечное безмолвие. Далее начиналась Страна Вечности, куда нет входа живым.
И поняли птицы, что достигли чертогов Семруга, а по растущей в сердцах радости почувствовали его приближение. Глаза их сомкнулись от наполнившего мир яркого света, а когда раскрылись – узрели лишь друг друга. В этот миг они постигли суть: они все – и есть Семруг. И каждая по отдельности, и все вместе.»

1Comment

Оставьте комментарий